alexwind12 (alexwind12) wrote,
alexwind12
alexwind12

Categories:

Политика, политика, эти ее мамань!

"Позже точно такие же истории слышал о любой технике или сложной продукции из любой Закавказской или Среднеазиатской республики. Лишь редкие предприятия оборонного промышленности в этих республиках выпускали качественную продукцию, да и то при наличии большей части руководителей и рабочих из Метрополии. Все же на оборонных предприятиях и ОТК и первый отдел за вредительство карает. Впрочем штурмовики Су-25 собранные в Тбилиси военные летчики не любили всей душой, аварийность на них была в разы выше, чем на точно таких же но с завода из Улан-Уде.
Армянские конденсаторы стали нарицательным ругательством в электротехнике, брак стабильно составлял 100 %, а время работы исчислялось часами, после чего они вздувались или просто взрывались.
Если новый станок с ЧПУ ломался, то первым делом смотрели на плату. Если эмблема Ереванского завода, то просто меняли микросхему и все сразу начинало работать. Поэтому на новых станках с ЧПУ первым делом просто выпаивали все армянские микросхемы и «чипы», если их обнаруживали.
Главный инженер завода «Прогресс» из моего родного города, рассказывал историю, как в конце восьмидесятых он был на конференции электронной промышленности СССР. И в один из моментов на трибуну поднимается докладчик и сообщает, что Ереванский завод прекратил выпуск дисководов. Говорит, зал на секунду замер, потом все дружно вскочили со своих мест и зааплодировали. Так он их всех достал своим браком.
Как-то на совещании Госплана министр электронной промышленности Колесников в сердцах выдал, что южнее Ростова электронной промышленности у нас по факту нет. Его потом по партийной линии сильно взгрели за политическую несознательность.
Конечно и в РСФСР и в европейской части страны были проблемы и с браком и качеством, но только в Закавказье и в Средней Азии это была осознанная вынужденная политика закрывания глаз на беспредел с качеством продукции.
Идея изначально была прекрасной и замечательной. Вытянуть отсталые сельскохозяйственные республики на более высокий технологический уровень. Для этого создали в каждой республике Академию Наук, открыли университеты, стали строить новые современные заводы, электростанции и инфраструктуру. Без всяких сомнений — благородное и понятное стремление облагодетельствовать наукой граждан единой страны.
Понятное дело, что местных технических кадров для этого взять было неоткуда, поэтому инженеров, ученных и целые трудовые коллективы, научно-исследовательские Институты и лаборатории переводились в Среднюю Азию и Закавказье.
Но где-то на рубеже 1970-х годов такая система начала давать сбои, а потом и вовсе пошла вразнос. По политическим мотивам проблемы в национальных республиках тотально замалчивались, требования по качеству постоянно снижались. Ведь главная проблема никем публично не признавалась и даже за намек на оную грозил серьезными проблемами. Проблема в феодально-коррупционных системах, которые сложились в этих республиках.

Признать, что в Армении, Грузии и Азербайджане никакого социализма по сути нет — это было немыслимо и граничило с антисоветчиной. А социалистическая экономика в условиях феодального капитализма и не могла работать нормально по определению.
Если директор завода думает о том как заплатить ежемесячный оброк прокурору и первому секретарю, то вопросы качества его волновать точно не будут. Наоборот, если вовремя платишь — тебя всегда прикроют. Москва далеко, а в республике связи и покровители решают все.
Москва же не в силах была бороться со всеми феодальными республиками сразу, или просто не имела желания и возможности, просто смирилась и задабривала их деньгами, лишь эпизодически вмешиваясь во внутренние разборки кланов.
Если Армении подарили ЕРАЗ, который они и клепали одну единственную модель тарантаса тридцать лет до самого распада, то грузинам расщедрились на автомобильный завод Колхида в Кутаиси. Ситуация практически полностью идентичная, только выпускали, не микроавтобус а седельный тягач КАЗ-Колхида тридцать лет в двух видах и кабинах. Этот автомобиль вошел в историю СССР как самый некачественный и убогий из всех возможных. Это был абсолютный рекордсмен всех времен и народов по числу поломок и конструкторских просчетов, что не мешало его выпускать до 1991 года, издеваясь над советским водителем в особо изощренной форме.
Естественно «Колхида» стала всеобщим объектом насмешек и по числу анекдотов и матерных частушек обогнала любой грузовик в любой стране мира. Изначально он проектировался как горный и междугородний, но в горах его двигатель вообще не тянул, а на равнине запас хода без поломок не превышал ста километров, поэтому его использовали в основном внутри городов.
Переплюнуть «Колхиду» по степени маразма мог только азербайджанский аналог, но к счастью автомобильный завод в Агдаме не успели построить до момента распада СССР.
К чему этот пространный опус о качестве продукции закавказских заводов?
Да к тому, что наш «Титаник-СССР» задолго до столкновения с айсбергом в течение десятилетий имеет в борту восемь огромный дыр, по числу южных республик, и тратит свои последние ресурсы на все что угодно, кроме заделывания пробоин. Образно выражаясь, и без айсберга с такими пробоинами корабль потихоньку тонет, а заделывать дыры ни у кого и в планах нет." (С)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments