alexwind12 (alexwind12) wrote,
alexwind12
alexwind12

Categories:

Краткий ликбез по распутинщине или «они убили Григги!».

Оригинал взят у lyohinz в Краткий ликбез по распутинщине или «они убили Григги!».
Сразу скажу : не любо - не слушай, а врать не мешай.

Поскольку давеча у камрада Пантелея был сделан запрос на срач по теме «Григорий Распутин – погиб мужыг, невольник чести, пал, оклеветанный жыдвой», опосля которого отдельные камрады разразились в каментах тихим конспирологическим ужасом с претензий на «глядеть шырше», редакция «Советской Тундры» решила изложить в отдельном протоколе свое особое мнение по рассматриваемому делу и вынесенному приговору.

Во-первых, камраден. Григорий Распутин – никакой не «русский мужик», это вас ввела в блудняк косоворотка, борода и ряд плебейских привычек бухать/сморкаться в рукав/хавать хавчик руками, кои ему прощались породистыми дворянами не просто, а с умилением от собственного приближения к т.н. «народу». Уже отец Григорий Распутина не пахал сыру землю-матушку, а дальнобоил ямщиком, а уж сам Святой Старец только и занимался многомесячными мотыляниями по «святым местам», благо уж чего-чего, а монастырей в те времена на Руси было столько, что даже большевикам не удалось все извести. Сколько , думаете, требовалось в те годы времени, чтобы спаломничать от Тобольской губернии до горы Афон? А до Иерусалима? Сколько стоила такая дорога? Много мужиков в России могло себе такое позволить? И кто в это время пахать-то будет? В просвещенной Эуропе таких скитальцев по святым местам называли пилигримами, русские же придумали более емкое слово – проходимцы. Есть мнение, и не только мое, что Григорий свет Ефимыч был, как и все его семейство, хлыстом, то есть упоротым сектантом одной очень, очень непростой секты . И дело тут вовсе не в хлыстовском исихазме, коего они добивались, преимущественно, групповой экстатической флагелляцией , и, поговаривают, групповой же еблей (хотя , может, и брешут). Дело в том, что хлысты очень серьезно относились к конспирации, и косить под истинно-православных для них было просто обязательно. По этому поводу еще при жизни Святого Старца было два уголовных дела (секта была запрещенная) , которые как бы кончились пшиком (ну еще бы!) , но осадочек остался. Лично мне доводы в пользу распутинского хлыстовства кажутся вполне себе убедительными, хотя это и не принципиально. А не принципиально это потому, что Распутин себя как хлыст в политике не проявил, ибо просто играл сам на себя.
​Во-вторых, камраден. Для того, чтобы дотумкать, кто такой был Григорий Распутин – стоит покумекать, откуда он вообще такой красивый нарисовался, кто его выкормил, кто его вынянчил, а чтобы понять, за что его таки в оконцове замочили, стоило бы рассмотерть, кто и за что на него устроил ПЕРВОЕ покушение.

А между прочим подобрали Распутина (практически на улице) попы. Опять же, говоря «попы», следует понимать, что попы бывают разные, и всякие такие «широкие» категории , как «церковь» (или «жиды») - это бред собачий, потому что церкви (как и «жиды») состоят из самых разных людей, сбивающихся в самые разные группы, имеющие самые разные интересы. Приметили Распутина попы , думаеццо, в первую очередь за его умение охмурять баб. Это у него был Талант с большой буквы «Тэ», который не пропьешь и не потеряешь. Бабы с Распутина всю жизнь перлись и тащились, теряли волю, как слон полосатый, редкий при звуках флейты. Дело тут, похоже, действительно, без гипноза не обходилось, ибо что могли самые разные бабы находить в этой хамоватой вульгарной нечесаной бестолочи с гнилыми корешками вместо зубов и кудлатой бороденкой – уму не постижимо. А вот попы быстро смекнули, что этого кадра можно таки попробовать на роль Мошиаха Богоспасаемой , Пророка В Своем Отечестве, чем черт не шутит , вдруг проканает?
Дело было в том, что Государь Наш Батюшка Николай Вторый, еще не будучи ни «Страстотерпцем», ни даже «Кровавым», донельзя любил смотреть «Битву Экстрасенсов» всяких колдунов, шаманов, святых монахов, гадалок и спиритуалов. К нему их возили пачками, ну прямо точь- в- точь как на кастинг, только вместо того, чтобы искать в багажнике автомобиля одного из братьев Сафроновых, все они по очереди пытались пророчить, и ни хрена ни у кого толком не получалось, опосля чего шаманов, святых монахов и спиритуалов поили чаем с вареньем и выпинывали пинком под сраку на мороз. Но капля камень точит , и рано или поздно Истинный ПрарогЪ просто обязан был найтись, ведь столько времени и сил на эти кастинги потрачены, а ведь нельзя ж , в самом деле, отрицать, что «что-то такое есть»? Правда? Вот и Государь так, похоже думал. А главное – все, кто хоть сколько-нибудь общался с Государем, очень быстро понимал, что государь у нас – тряпка, и бабы им вертят во все стороны как хотят. Вообще трудно не стать подкаблучником, когда у тебя, блин, не две, ни три, а аж четыре дочери и вечно брюзжащая жена-немка. Также трудно не стать параноиком, когда половину твоих венценосных предков укокошили их же же близкие в процессе дворцовых переворотов, деда ухайдакали бомбой какие-то плохо воспитанные, но шибка умные плебеи, папу твоего тоже пытались распылить прямо на Невском проспекте, а тебе самому ни за что ни про что какой-то косоглазый японский самурай попытался оттяпать башку своей катаной и у него это почти получилось. Тут поневоле отдалишь от себя всю породистую аристократию, окружишь себя конвоем из кадыровцев кавказских князьков, всех этих князей Уча-Дадиани, Орбелиани, Алек-Амилахвари и прочих Геловани, лишь слегка разбавленными всякими там баронами Витгенштейнами, и начнешь, не жалея денег и времени, бегать по экстрасенсам, лишь бы тебя авторитетно успокоили, что «все будет заибись».
Когда Государь – тряпка, вполне логично, что его слабоволием будут пытаться пользоваться для собственного усиления различные Структуры. И вот попам, как Структуре Номер Раз, и хотелось заиметь агента влияния и на бабское окружение Императора, и на самого Самодержца , ибо не всех в церкви устраивало синодальное, то есть глубоко зависимое от царя-батюшки и всякой правительственной шлоебени, устройство . Синод, конечно, хорошо, но Патриархат , благословляющий (ну, или не благословляющий) Государя де-юре, а де-факто- просто диктующий ему политику – гораздо лучше и наваристей.
Притащили Григория в столицу не просто попы. Его, раба Божия, подобрав практически на улице, во дворец протащили три вполне себе конкретных попа.
Первый - Сергий, в то время ректор Духовной Академии, потомственный священник, долгое время миссионерствовавший в Японии и два года ходивший в море корабельным священником на крейсере «память Азов», матерый богословище, академик-по-всякому-религиозному, автор кучи богословских работ. После революции он побывает митрополитом половины России, посидит в тюрьме, и, поняв, что Советская власть – это надолго, выберет путь сотрудничества с ней, чтобы сохранить православную церковь и паству, а не заниматься непродуктивным боданием с новым государством. Его за это другие попы чуть не анафемствовали, но ему было пофиг. Это именно он 22 июня 1941 года, будучи , так сказать, И.О. Патриарха (местоблюстителем) благословил всех православных верующих на борьбу против фашистских оккупантов и призвал их отправляться на фронт с оружием в руках, выступив по радио с пламенной речью, закончившейся словами «Господь дарует нам Победу». И из осажденной Москвы он эвакуировался только 7 октября 1941 года, когда 7-я и 10-я панцердивизионы и 56-ой моторизованный корпус верхмахта взяли в котел под Вязьмой четыре армии Западного и Резервного фронтов, а 9-й армия и 3-я панцергруппа сосредотачивались для атаки на Тверь. Эвакуировался весь больной, и то, только по прямому распоряжению Мосгорсовета. В 1943-м он станет Сталинским Патриархом Всея Руси.
Вторым попом был Гермоген – тоже потомственный священник, блестяще образованный, истовый православный, ярый монархист, упертый консерватор и борец с «крамолой» и «моральным разложением». Строящий церкви десятками и десятками же открывавший церковно-приходские школы. Чем-то похожий на Иоанна Крестителя, махровый консерватор, член «Союза русского народа», отказавшийся отпевать в церкви актрису Комиссаржевскую и напрямую конфликтовавший с Синодом, когда там кое-кому вздумалось позволить бабам служить в белом духовенстве. Когда судьба его занесла ректором в Тифлисскую духовную семинарию, где уже Иосиф Виссарионович уже к тому моменту проучился четыре года, то Иосифа Висарионовича вышибли оттуда меньше чем через год, так как Гермоген за 9 месяцев лично поймал 13 раз будушего товарища Сталина за всяческие нарушения режима и чтение под одеялом «Гарри Поттера» неподобающей будущему священнику литературы в учебное время. Открыто поддерживавщий черносотенство, после революции он не побоялся открыто выступать против Советской власти и , не стесняясь в выражениях, называл коммунизм , интернационализм и космополитизм «скотским развратом». Будучи Тобольским епископом, не стеснялся агитировать против большевиков, вопреки прямому запрету, устроил большой антибольшевистский крестный ход, был арестован, посажен в тюрьму и впоследствии казнен (утоплен в реке Туре).
Третьим попом был Феофан. Опять же потомственный священник, опять же - с блестящим образованием. Глубоко верующий, тонкий мистик с безупречной моральной репутацией, уже в 24 года он совершал совместные богослужения с самим Иоанном Кронштадтским, в 29 – он был уже архимандритом, а в 37 – епископом. Будучи личным духовником императорской семьи, он не стеснялся и посмертно обьявить анафему Льву Толстому, и делать выговоры императрице за неподобающее поведение. Когда после революции он, будучи архиепископом Полтавским, попадет в руки Петлюре и его будут заставлять служить торжественную панихиду по Мазепе , он откажется, хотя не мог не понимать, что упоротые украинские нацики вполне ему за это могут отрезать голову. Тогда обошлось и укры его только посадили в тюрьму , откуда его освободили деникинцы. Искренне поддерживая Белое Движение, вместе с врангелевцами он эмигрировал в Европу, и умер во Франции, живя последние годы, блин, в пещере (!) в долине Луары, постясь, молясь и каясь в качестве отшельника-затворника.
Всех этих попов, при их кажущейся несхожести и разных судьбах объединяло одно качество – им было НЕ ПОХУЙ. В первую очередь они думали не о себе, своем брюхе, церковной утвари и свечных заводиках, как многие другие попы, а о церкви и ее месте и роли для народа и государства. Естесственно, чтобы повышать роль церкви для государства, нужно иметь инструмент для капания на мозг Царю-Батюшке, а то как же иначе? Сама схема была проста – казанские попы, приметив Гришку, притащили его Сергию, тот перенаправил Обретенное Дарование Феофану , который, вхожий на правах духовника императорской семьи, продемонстрировал сие Чюдо Господне дочерям черногорского князя Николы Милице и Анастасии, которые, по совместительству, тусовались при российском императорском дворе в роли жен великих князей Петра Николаевича и Николая Николаевича и запросто входили к императрице посудачить о своих бабских делах, светских сплетнях и сериалах. Черногорские княжны обеспечили Старцу агрессивный пеар, а параллельно Феофан зазнакомил Старца с Гермогеном, каковое знакомство враз вынесло Григория из разряда «много вас таких тут ходит, шаромыжников» в разряд «святой человек, чудеса творит и святые отцы к нему с почтением относятся», то есть Святого Старца стало не стыдно показать и Государю. Показали – и Старец Государя охмурил, петух три раза не кукарекнул. Много ли тому Государю было нужно для охмурить? Немножко сочувствия, немножко мутных «пророчеств», чуток простейшей «народной медицины», немного эзотерики – и из Государя Анпиратора стало можно вить веревки, а уж императрица - просто млела от своего нового Друга и тащилась, как удав по асфальту. Весь же дворцовый курятник из всех этих великих и просто княгинь, камер-, обер- и прочих фрейлин, ходил за Старцев табуном и громко пищал от восхищения, готовый отдаться прямо на дворцовом паркете.
Гермоген непосредственное оперативное сопровождение агента «Старец» поручил курировать некоему иеромонаху Илиодору – редкостному ебанько, но ебанько весьма харизматичному, пылкому оратору, умеющему работать с быдлом народом, Выбившись в монахи из какой-то казачьей станицы, где он в детстве и отрочестве крутил хвосты поросёнкам, он служил в заштатной лавре в Тернопольской области Хохляндии , на Большой Западэнщине, где сплошные униаты и в советские-то годы с трудом говорили по-русски, а еще это была - черта оседлости, между прочим. И в те годы в черте оседлости наиболее было модным движняком в кругах православных обывателей было – погромить евреев, и отец Илиодор своей пастве такое шоу периодически обеспечивал. Мотаясь по всей Холяндии, Илиодор сколачивал и воодушевлял черносотенцев, издавал какие-то пасквилянтские газетенки, в которых толсто и не смешно троллил жыдов и тогдашнюю ПЖиВ , собирал по всяким захолустьям митинги, на которых профессионально прокапывал безграмотным православным селюкам мозги на тему, что если убить всех плохих, то останутся одни хорошие. Плохими, по Илиодору, были жиды, чюрки, тилигенты и мусара. Селюки перлись, мычали от счастья и носили Илиодора на руках. Когда ему намекнули, что пора, какбе , заканчивать с махновщиной и Гермоген прибрал его под свою железную руку, Илиодор масштабно развернулся на Саратовщине, где устраивал огромные крестные ходы, излечивал больных и изгонял бесов, шугал во главе толп исступленных мракобесов всех, кто в очках и с неправильным носом, даже напрыгивал на губернаторов и полицию, короче говоря, майданил на всю катушку, как самый натуральный Сотник Парасюк. Впоследствии , когда закидоны Илиодора настохренеют Отцам Церкви и они решат, что все-таки тут перебор и сошлют его Повелевать Муромскими Лесами в глухой монастырь во Владимирской области, он просто-напросто отречется от православной церкви, сложит с себя сан, попросит прощения у Богоизбранного Иудейского Народа и спиздив трактор свалит сначала в Норвегию, а потом в Пиндосию. Будет сниматься в эпизодических ролях в кино, а после революции вернется в Россию, где будет шестерить у Дхержинского в ЧК на агентосовскую пайку, потом создаст свою секту, но, понимая, что Советская власть хмуро смотрит на секты и быть ересиархом в Ресефесере - чревато Бутовским полигоном , снова свалит в Пиндосию, пока еще можно, где станет баптистом станет зарабатывать себе на хлеб насущный тяжелым трудом швейцара захудалого отельчика.
Однако, надо сказать, попы очень недолго рулили Старцем. Старец очень быстро через дворцовый курятник взял силу и, почуяв, что он – тот человек, который решает вопросы, к нему вмиг выстроилась очередь просителей. Надо отдать должное, Гриша большинство вопросов решал сам, просто сводя людей друг с другом или делая морду тумбочкой и непосредственно, пользуясь статустом «Императорского Друга» , обращаясь к тем, кто может порешать. Он умело жонглировал благодарностями и долгами, и только когда вопросы были совсем тяжелые, писал записку императрице, а та либо сама давала отмашку кому надо, либо алюром гнала на решение вопроса самого вечно унылого Государя Императора.
«Из монастырской гостиницы, где он жил как гость архимандрита Феофана, Распутин переехал на квартиру генеральши Лохтиной на Николаевской улице. Эксцентричная и не отдававшая в своих действиях отчета, госпожа Лохтина была известна тем, что она всегда носила белый шелковый цилиндр» - по-моему, эта цитата достаточно емко характеризует то, как вскрылся и кем обернулся Старец, но не все и не сразу это заметили.


Ту би кантинед

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments